Олег Капитанов: "Питерский Закс "резервирует" работу под Кокорина"

На заседании комитета по законодательству 2 ноября рассматривался очень нестандартный, на мой взгляд, законопроект – «О резервировании рабочих мест для трудоустройства граждан, испытывающих трудности в поиске работы». Если этот закон примут, все безработные вмиг окажутся под защитой государства. Теперь меня даже судьба Александра Кокорина не тревожит: если контракт с «Зенитом» разорвут, какая-нибудь мебельная фабрика, зарезервировавшая рабочие места, сможет без проблем трудоустроить футболиста. Тогда Саша будет делать стулья, а не бросаться ими в посетителей кафе.

Предполагается, что предприятия, на которых работает больше 100 человек, обязаны будут держать «про запас» два рабочих места для людей, которые не могут трудоустроиться (кстати, в законе нет различий между предприятием из 100 и 10 тысяч человек, «резервные рабочие места» предлагается создавать поровну – по два).

Кого предлагают принимать на «резервные» работы:

- несовершеннолетних (от 14 до 18 лет);

- выпускников среднеспециальных учреждений (от 18 до 20), которые ищут работу впервые;

- «предпенсионеров» (граждан, которым до пенсии 5 лет и меньше);

- одиноких и многодетных родителей, воспитывающих несовершеннолетних или детей-инвалидов;

- беженцев и вынужденных переселенцев;

- граждан, подвергшихся воздействию радиации;

- лиц, освобожденных из мест лишения свободы (в течение года после освобождения).

Мне кажется, данный законопроект никак не повлияет на уровень безработицы и не поможет людям указанных категорий трудоустроиться по нескольким причинам.

Первое, предполагается, что работодатели должны будут сообщать в службу занятости о «резервных» рабочих местах. По действующему законодательству они и так это делают. Как правило, в службу занятости «из-под палки» подаются вакансии с такими зарплатами, что человек в здравом уме ими вряд ли заинтересуется. В качестве примера – исправительная колония №6 ищет юрисконсульта на пятидневную рабочую неделю с зарплатой 11 тысяч 163 рубля (информация с сайта службы занятости).

Возможна обратная ситуация: работодатель отчаялся найти на рынке труда нужного специалиста, в кадровые агентства обращаться не хочет (там платить надо), поэтому обращается в службу занятости в надежде, что там кого-то найдут. В этом случае заработная плата может быть очень достойной – на том же сайте службы занятости есть несколько вакансий для IT-специалистов с окладом в 150 тыс. рублей. Понятно, что это сотрудники узкой квалификации, за которых на рынке ведется настоящая борьба, так что, скорее всего, в услугах государственных «кадровиков» такие работники не нуждаются.      

Второе, ранее Заксобрание Петербурга обсуждало идею ввести квоты на рабочие места для  молодежи. К счастью, его пока не приняли. Я подробно рассказывал о том, что предприятиям будет дешевле заплатить штраф за невыполнение закона, чем исполнять его требования (https://spb.ldpr.ru/region/events/trudnoustroistvo-molodezhi/). Лично мне не понятно маниакальное стремление некоторых депутатов зарегулировать рынок труда. Если продолжать в том же темпе «штопать» законы, которые заставляют бизнес держать на рабочих местах «предпенсионеров», трудоустраивать молодежь, беженцев, заключенных, боюсь, что скоро везде будут работать только «льготные» категории сотрудников. Не удивлюсь, если в будущем нам придется принимать закон, который будет обязывать работодателя трудоустраивать «обычных» работников. К счастью, чтобы повлиять на рынок труда, мало написать закон, нужно еще сделать так, чтобы он работал.

Кстати, готов поделиться идеями новых законодательных инициатив с коллегами. Как вам законопроект «О запрете на продажу алкоголя людям, страдающим алкогольной зависимостью»? Если человек хочет приобрести «горячительное», пусть предоставит справку из ПНД, что он не алкоголик. Представляете, как мы сразу потребление алкоголя снизим?

Или, например, закон «О трудоустройстве бывших губернаторов и госслужащих». Нужно предусмотреть в госкомпаниях, крупных банках обязательную квоту на устройство экс-крепких хозяйственников, а то эта категория граждан законодательно вообще никак не защищена – места они там занимают, а закона соответствующего нет, непорядок!

Можно разработать закон «О порядке обращения граждан к сотрудникам правоохранительных органов», который будет запрещать людям называть правоохранителей иначе как «уважаемый господин полицейский» и  «милостивый государь ФСБшник». А то действительно путаница какая-то: то «товарищ милиционер», то «гражданин гэбэшник».